Арт | Онко | Гештальт
Семейная | Индивидуальная | Подростковая |
- Терапия
Запись на консультацию
Ваш телефон*
Перезвоните мне
Психолог свяжется с вами в ближайшее свободное время
Ваш телефон*
Как с вами связаться?
Нажимая на кнопку вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных
Статьи

Одиночество пугающее и прекрасное

Личностный рост и саморазвитие
Для многих людей слово «одиночество» несет в себе негативный, пугающий смысл. Мы не станем говорить о состоянии уединения, которого желают периодически все люди, а поговорим о том самом ощущении тотального одиночества, когда нет пары, когда не с кем засыпать и просыпаться, некого держать за руку, прогуливаясь в парке в выходной день, когда не с кем выпить утром ароматный кофе, торопясь на работу, некого обнять, когда вечером тебя ждут, даже не дети, а лишь четыре стены твоего пустого дома и, в лучшем случае, твой старый кот.

Почему одиночество звучит так грустно и пугающе? И что с тобой происходит, когда ты остаешься без близких людей? Почему твоя радость и ощущение полноты жизни зависит от того, есть рядом с тобой кто-то близкий или нет?

Ответ ужасающий – потому что тебя у тебя нет. Без другого в груди такая невыносимая пустота. Там, в этой пустоте еще недавно был кто-то близкий и вот сейчас черная дыра в груди, пустота, которую описывают практически все одинокие люди, которые пережили расставание и находятся в активном поиске второй половинки. Или те люди, которые все еще находятся в отношениях, неудовлетворительных отношениях, а порой очень токсичных, от одной мысли, что рядом не будет мучителя и придется соприкоснуться с этой черной пустотой внутри, описывают холод и ужас в груди, как будто речь идет об их собственной смерти.

На самом деле страх одиночества связан со страхом смерти и с нашим ранним детством, с нашей мамой. На первый взгляд, это не очевидная связь. Но давайте представим маленького ребенка, который лежит спеленатый в своей кроватке. Он голоден и плачет, он зовет маму и требует ее грудь или бутылочку с молоком. А мама где-то задержалась на полминутки или минутку. Возможно, она подогревает молоко… Но эта минутка кажется младенцу такой долгой, как порой часы и дни ожиданий смс-ки от любимого, после того как он ушел. Ребенок переживает промедление мамы очень драматично, потому что голод им ощущается как угроза смерти, разрыв на эту минуту кажется вечностью, окрашенной горем: «Я так беспомощен, как я выживу без тебя, вернись скорее и обними меня, дай мне слиться с тобой в объятиях и наслаждении». Вы не находите, что эти слова мог бы сказать любой ребенок своей замедлившейся или неосознанно отвергающей маме, эти же слова мог бы сказать любой покинутый влюбленный, соприкоснувшийся с одиночеством и пустотой, пугающей пустотой психологической смерти без второй половинки.

Только этой второй половинкой для младенца является мать, а для взрослого человека – партнер противоположного пола, на которого и проецируется мать. То есть, исходя из выше сказанного, мы, на самом деле, боимся, как дети, потерять мать, а не того второго, который ушел или может уйти. Страх одиночества, покинутости есть, сильная влюбленность, жажда слияния, страсть, желание обладания другим человеком.

Страх потери, страх одиночества – это состояние того маленького ребенка, которым вы когда-то были. Память о том времени, когда вы были на грудном вскармливании, запечатлевается в нашем подсознании как рай, и мы всю жизнь стремимся в этот рай – в слияние с другим человеком, которому мы и предлагаем эту роль мамы, а потом так боимся потерять, как маленький ребенок боится быть одиноким, боится потерять мать. Но для ребенка это естественные переживания, без мамы он просто не выживет. Потерять мать и быть одиноким для ребенка означает смерть. А для взрослого человека – это лишь проекция детско-материнского слияния.

Ведь многие взрослые люди, отвечая на вопрос, почему они боятся одиночества, отвечают, как дети: «Я не справлюсь один, мне плохо одному, меня никто не обнимет, не поддержит, как я выживу один, я чувствую себя неполноценным, если я без пары, один».

Не правда ли, это схожие состояния у взрослого человека и у ребенка? Взрослый биологически, который говорит и ощущает, как ребенок, на самом деле, психологически младенец.

Поэтому, чтобы стать взрослым, нам нужно всем стремиться к тому, чтобы преодолеть этот страх одиночества, научиться быть счастливыми, независимо от того, есть рядом с нами кто-то или нет. Страх одиночества – это признак созависимости и страх одиночества ведет человека к одиночеству, чтобы повзрослеть. Человек, боясь одиночества, находит токсичного партнера, который его обязательно поставит перед выбором: терпеть насилие или выбрать одиночество. Все пути ведут в одно и то же место – зрелость и осознанность и судьба нас бьет и гнет, чтобы мы стали мудрыми и взрослыми, проходя уроки, мы разрываем эту пуповину слияния с матерью. Но пока мы боимся одиночества, мы не сможем организовать взрослые зрелые отношения с другим человеком. Мы притянем обязательно в свою жизнь партнера психологического Учителя – Мучителя. Если человек боится одиночества, он будет бояться, что его бросят и будет приносить свои интересы в жертву, будет много подавлять в себе, а значит болеть, много будет насилия в таких отношениях и манипуляций на страхе потери. Все токсичные созависимые отношения окрашены страхом потери и страхом одиночества.

Когда-то в моей жизни был такой период, когда будучи очень созависимой, я и думать боялась об одиночестве. Для меня одиночество было как приговор, как смерть. Но чем больше я его боялась, тем больше я организовывала в моей жизни ситуаций, своими же руками, чтобы оказаться одинокой, чтобы прожить весь ужас одиночества. То, чего мы боимся, мы сами бессознательно притягиваем, чтобы перестать бояться, наконец, и вырасти.

Я знала, что будет больно и страшно, но сделала этот шаг в пропасть и рухнула в яму тотального черного одиночества. Я ощущала это как психологическую смерть. И когда мой психолог и мои друзья, которые никогда не были тотально одиноки (кто-то жил с ребенком, кто-то перепрыгивал из брака в брак, но никто из них не жил в четырех стенах один), говорили мне: «Полюби себя, что страшного в одиночестве», я готова была их убить. Я ненавидела всех, кто пытался мне говорить, что одиночество не страшное. Оно было ужасающее, катастрофичное и я, шагнув в него, жила в нем целый год. Это был год глубочайшей депрессии, такой же самой, как в младенческом возрасте, когда меня в годик, отучая от груди, отвезли к бабушке в Крым и оставили там на неделю. Я отказалась от еды, от воды, и после нескольких суток плача я замолчала. Бабушка, чтобы успокоить меня дала мне шоколад, после чего я покрылась красными пятнами, но молчала. И когда через неделю приехала мать, я ее не узнала. Эта депрессия осталась со мной на всю жизнь. Я боялась разрыва с мужчинами, но будучи психологом, понимала, что я должна это прожить, чтобы обрести себя, чтобы стать взрослой и сильной.
И вот я оказалась в пропасти моего одиночества. Четыре стены и слезы по щекам. Тоска и ужас. Навыки психолога помогали мне наблюдать за своим состоянием как бы немного со стороны. И я понимала, нужно проживать то, что есть и попыталась усилить переживания. Я скачала из интернета звуки животных и стала вслушиваться в них. Плач усиливался под крики дельфинов. Я выла вместе с воем одинокой волчицы и в моей душе стал пробуждаться гнев и ярость. Я знала, что агрессия – это путь выхода из состояния депрессии и усиление проживания моих чувств помогло мне. Тогда, в годик, я замолчала и не дала волю горю, но теперь я выплакала все мои слезы и разозлилась на всех тех безумных взрослых, кто окружал меня тогда.

Постепенно я перенесла фокус внимания с горечи одиночества на «здесь и сейчас», на то, что есть в момент настоящего, я искала хобби и занималась написанием книги, я начала совершать короткие путешествия в одиночестве, в которых я постепенно стала чувствовать радость момента настоящего. Я поняла, что вместо слияния с мамой, которого мне так не хватало и которое я искала в отношениях с мужчинами, я научилась входить в состояние слияния с природой, с морем, птицами, деревьями, ветром, солнцем, небом и с… творчеством. Я заметила, что постепенно мне становилось хорошо в одиночестве. Я фокусировалась на своих телесных ощущениях, на дыхании, на звуках, запахах…

К концу года я почувствовала радость от состояния одиночества. Потому что пустоты больше не было. Потому что мою пустоту теперь наполняла я, я вернулась к себе домой.

И только после такой трансформации сознания я почувствовала, что готова к качественно новым отношениям с мужчиной. Но я допускала так же, что я могу прожить счастливую жизнь и без мужчины, ведь теперь у меня было чем заняться интересным – собой, моими творческими проектами.

Раньше я говорила искренне, что отношения так же ужасны, как и одиночество. Теперь я говорю с абсолютной искренностью, что одиночество прекрасно так же, как и взаимоотношения. Нужно отметить, что все это время я была в психотерапии и два раза в неделю была по скайпу на связи с терапевтом, что значительно меня поддерживало и продвигало вперед. Теперь я сама работаю как психолог со страхом одиночества и вот, что я заметила, что мужчины и женщины по-разному переживают одиночество.

Мужчины его гораздо хуже переносят. Когда пара расстается, что мы видим? В большинстве случаев женщина какое-то время остается одна, а мужчина чуть ли не в день расставания обзаводится сразу несколькими женщинами. Это доказывает, что женщина более способна пережить одиночество, чем мужчина по своей природе, но почему же так много женщин стремятся тогда замуж, терпят мужей тиранов, боятся одиночества и не уходят из токсичных отношений? Откуда у многих женщин такое стойкое ощущение неполноценности себя без замужества, без мужчины?

Давайте посмотрим, как называют в социуме одиноких женщин: старая дева, синий чулок. А как называют одиноких мужчин? Гордым словом «холостяк». Почему такая несправедливость? И кто вообще внушил женщине, что она неполноценна без мужчины? Веками бабушки и матери передавали своим дочерям и внучкам это ощущение неполноценности без мужа. И вот многие женщины, даже не понимая, не ощущая своей силы и своего ресурса в одиночестве, становятся на путь охоты за мужчиной и потом становятся заложницами брака, в котором мужчина манипулирует на ее страхе потерять его.

На самом деле это не бабушки и матери, а сами мужчины «внедрили» в мозг женщинам установку, что женщина неполноценна без мужчины. Именно вот такими прозвищами как «синий чулок» и «старая дева» они заклеймили женщин, которые не вышли замуж. Таким образом, у женщины не осталось выбора вообще не выходить замуж и не быть в отношениях с мужчиной, жить, к примеру, одной. Как же? Это же неправильно? Что люди скажут? «Никто даже замуж ее не взял».

Почему они это сделали с нами? Потому что они больше, чем мы боятся одиночества и им нужны зависимые испуганные женщины, которые из страха потери будут терпеть. Мужчина стал сверхценностью, таким образом, для женщины. И кому это выгодно? Конечно, ему, мужчине.

Страх одиночества в той или иной степени свойственен обоим полам, но у женщин он усугубляется еще и негативным отношением к женскому одиночеству. А ведь в одиночестве столько ресурсов. Оно прекрасно. Оно высвобождает огромное количество энергии для творчества. А ведь жизнь это и есть творчество и не обязательно творить только детей. Многие из нас талантливы и даже гениальны, но губят свою жизнь на дне токсичного брака не с тем, не там и не тогда. Чтобы познать радость любви, познай радость одиночества.

Made on
Tilda